Как сделать модель компаса и из чего


Как сделать модель компаса и из чего
Как сделать модель компаса и из чего
Как сделать модель компаса и из чего

В Великобританию после Брексита вновь возвращается политика. После отставки Дэвида Камерона и вступления в должность бывшего министра внутренних дел Терезы Мэй страна сделала первый шаг к тому, чтобы вновь стать суверенным государством с нормальной политической жизнью.

Займёт ещё определённое время, прежде чем произойдёт полное освобождение от брюссельского заключения с немецкими надсмотрщиками, но Рубикон был перейдёт в обратном направлении. Начало работы «стальной леди» стало возможным после решения её соперницы Андреа Лидсом, которая отказалась от борьбы за кресло и помогла объединить Консервативную партию и как можно быстрее стабилизировать ситуацию в стране.

Джонсон и Дэвис стали министрами

Поддержку Мэй высказали и главные борцы за Брексит Борис Джонсон, Майкл Гоув и уже упомянутая Лидсом. Понятно, что частью договорённостей было и разделение влияния между «евроскептическим» крылом, которое является очень сильными у Тори, и осиротевшими камероновскими проевропейскими членами. Этому распределению отвечает и соотношение министров в новом правительстве. Министром иностранных дел стал экс-мэр Лондона и главное лицо кампании за Брексит Борис Джонсон. Он заменил на этом посту проевропейского Филипа Хэммонда, который, однако, остался в правительстве и занял место министра финансов. Таким образом, не у дел остался самый проевропейский из кэмероновских ребят, на которого надеялся Брюссель – бывший министр финансов и продлённая рука глобальных финансовых кругов Джордж Осборн.

Место Мэй заняла бывшая министр энергетики Эмбер Рудд, министром обороны стал Майкл Фэллон. Экс-глава ведомства Лайм Фокс, который также относится к сторонникам выхода Великобритании из ЕС и который считается близким человеком к Найджелу Фараджу, возглавил Министерство международной торговли. Дэвид Дейвис, экс-председатель консерваторов и убеждённый евроскептик, будет управлять специальным министерством по обсуждению условий выхода из ЕС. Ничего худшего Брюссель и не мог ожидать.

Читайте здесь: Брексит: Новые горизонты. Почему свобода – это больше, чем печать. Подлинные причины, почему Борис отправился на покой. Любовь и смерть ради женщины по имени Тереза

Не новая Тэтчер

Мэй многими поверхностными обозревателями называется «реинкарнацией» Маргарет Тэтчер, которая, как и она, возглавила партию в кризисные годы и в ходе своей работы добилась необычайного расцвета Великобритании. Мэй заявила, что намерена превратить Брексит в успех – и для этого ей не нужно многого делать.

Первая страна, которой удалось высвободиться из оков брюссельской диктатуры (не считая Гренландии), автоматически находится на траектории роста. Она не только политически глубоко вздохнёт, но без оков десятков тысяч приказов и ограничений, которые систематически душат гражданские свободы, нормальную политическую конкуренцию, сможет возродиться и экономически. Именно этого больше всего боятся брюссельские колонизаторы: Британия станет для других стран примером, заслуживающий подражания, «хорошим плохим примером» для новых «екзитов».

Новаый премьер-министр действительно никакая не Тэтчер номер 2 (идейно она скорее похожа на Ангелу Меркель, социалистке с «ложной рекламой» трудолюбия), но от европейского «мультикульти» мейнстрима она всё-таки отличается. В правительстве, в отличие от откровенно левого Камерона, она стала известной благодаря своей относительно жёсткой позиции по отношению к мигрантам. Она, например, ввела правило, что британские граждане не могут привести в страну супругов из стран из-за пределов ЕС, если они зарабатывают менее 18900 фунтов. Она также добивалась отмены закона о правах человека, что привело к истерической кампании либеральных СМИ против этого «антимиграционного дракона», как большая часть левых СМИ её называла.

По мнению проевропейской газеты Guardian, премьерство Мэй будет «интригующе непредсказуемое», учитывая то, что её мотивацией всегда якобы была скорее мораль, а не идеология. На должности главы МВД она очень энергично боролась с коррупцией в британской полиции, настаивала на расследовании случаев изнасилования детей в детских домах и всегда принимала решение, вопреки госслужбе, если считала, что пострадало «всеобщее приличие». Хотя всё это звучит красиво, но в то же время это иллюстрирует, что и Великобритания под руководством Камерона стала местом «конца политики», точнее полной потери лево-правого разделения.

Брексит есть Брексит

Это заметно хотя бы в том, что Мэй собирается ограничить зарплаты топ-менеджеров и добиться того, чтобы потребители и рядовые сотрудники были представлены в правлении предприятий. Эту радикальную левую модель безусловно бы поддержал и нынешний «ультралевый» глава лейбористов Джереми Корбин. При этом речь идёт не о подарке «маргинализированным гражданам», то есть тех, кто однозначно голосовал за Брексит вне зависимости от политических предпочтений. Мэй действительно так думает. Она – дитя «нейтралистской» идеологии элит ЕС и распространения ими якобы «всеобщего экспертного добра», то есть утопии, которая похоронила политику. И потому она сама высказывалась «мягко» против Брексита, хотя и не принимала участие в кампании Камерона. То есть в её отношении не стоит строить иллюзии, хотя на новой позиции и в ситуации обновлённого суверенитета своей страны она может сделать сюрприз.

Хотя она не намерена спешить с началом переговоров о выходе из ЕС, как к тому её призывают истерические, лишившиеся ума лидеры брюссельских институтов, но в то же время она отказывается поставить под сомнение Брексит новыми референдумами и досрочными выборами. Когда влиятельный консерватор Кен Кларк назвал её «проклятым смутьяном», она восприняла это как комплимент. «Это действительно так, и Еврокомиссия вскоре это почувствует», - сказала она Брюсселю и дала понять, что она сначала британка и только потом социализирующий «интернационалист» евросоюзовского типа.

Читайте здесь: Чистое и запланированное предательство: общая армия ЕС. Завершение потери нашего государственного университета утверждено в Бильдерберге. История настойчиво предупреждает

Интеллигентная политика

Именно скорая стабилизация отношений в Консервативной партии и интеллигентный политический договор между главными игроками – это то, с чем не может смириться послебрекситовская брюссельская пропаганда. После отказа Джонсона от борьбы за пост премьера и отставки лидера UKIP Фараджа – главных действующих лиц компании Прочь из Брюсселя – европропаганда (особенно чешская) начала разрабатывать миф о трусах, которые «спровоцировали трагедию», а затем убежали от разбитого корыта.

Эта примитивная чепуха преследует единственную цель: помешать тому, чтобы успех Брексита и слава его организаторов далее распространялась по Европе. Общество должно думать, что избавиться от брюссельского тоталитаризма – это что-то подобно покиданию отечества («если ты меня бросишь, то я не погибну, если брошу тебя я, ты погибнешь»). Однако Брюссель – это не отечество, в лучшем случае это штаб-квартира модной тюрьмы народов, которая хочет любой ценой помешать проведению национальной политики. И именно это примерно случилось в Великобритании.

Оба два главных сторонника Брексита повели себя максимально политически и интеллигентно. Джонсон, после того, как его предал главный партийный союзник, быстро понял, что главой кабинета он не станет. Благодаря тому, что он ушёл, стал возможен быстрый компромисс обоих крыльев консерваторов по кандидатуре Мэй, к тому же Джонсон сумел добиться высокого поста в будущем правительстве.

Фарадж поступил ещё лучше. Свою Партию независимости Великобритании он основал в начале 90-х гг., когда вышел из Консервативной партии после утверждения Маастрихтского договора и создания ЕС. Её единственной целью было восстановление суверенитета Британии. Он добился этого. Он заставил Камерона пойти на референдум и выиграл кампанию. Он победитель. Что он ещё должен сделать, кроме как уйти? Миссия завершилась. Если он вернётся в будущем на политическую сцену (это очень вероятно), то только спустя некоторое время, когда он поднимет другую тему, за счёт чего он вновь сможет продемонстрировать свой политический талант.

Так проводилась политика раньше. Чего-то подобного наши чешские неряхи не могут и представить (неважно, откуда они происходят – из правительства, парламента или Брюсселя): выиграть и уйти? Проиграть (как Камерон) и немедленно скрыться?

И этот факт доказывает, что Великобритания возвращается к своим традициям и драматически отделяется от тонущего континентального Титаника, с капитанского мостика которого слышны новые бессмысленные приказы и на палубе которого далее танцуют смертельное танго. Британский пример будет очень привлекательным.

Кто спустит на воду новую спасательную лодку?


Метки Статьи Рекомендуем Лекция экономики для сильных духом: каждая чешская семья имеет долг в среднем два-пять миллиона. Половина человечества тонет в нищете. Свет в конце туннеля погас?

Майкл Снайдер комментирует важный показатель, который большая часть общества оставляет без внимания, и объясняет,... подробнее здесь

Пост: силы зла хотят завладеть нашими душами. Милосердие фальшивое и жестокое. Посреди пустыни без компаса и лидера. Откроем путь Провидению!

Иван Поледник публикует постное размышление о нынешнем состоянии Церкви, которая под руководством Франциска... подробнее здесь

Как сделать модель компаса и из чего Как сделать модель компаса и из чего Как сделать модель компаса и из чего Как сделать модель компаса и из чего Как сделать модель компаса и из чего Как сделать модель компаса и из чего Как сделать модель компаса и из чего Как сделать модель компаса и из чего

Тоже читают:



Схема подключения конфорки электроплиты

Вов как сделать сокеты

Современный узор для вязания спицами

Поделки своими руками на день шоколада

Делаем фоторамки своими руками из картона